В Dell EMC рассказали о первых успехах объединенной компании

Ангус Хегарти не видит ничего необычного в двоевластии, но своим регионом руководит единолично


09:26 08.06.2017   |   4353 |  Дмитрий Гапотченко |  Computerworld Россия

Рубрика Индустрия



Покупка Dell корпорации EMC — крупнейшая сделка на мировом ИТ-рынке как по сумме, так и по влиянию на расстановку сил в ряде его сегментов.

В России дополнительный интерес вызвало то, что во главе офиса объединенной компании встали два генеральных директора — Борис Щербаков и Сергей Карпов, руководившие до слияния офисами Dell и EMC соответственно (см. «Великое объединение. Взгляд из России», Computerworld Россия, 12 сентября 2016). Случаев, когда два, а тем более известных менеджера вдвоем возглавляли одну компанию, у нас еще не было.

Разумеется, интересен не только (и не столько) этот организационный нюанс, но и то, как восприняли объединение заказчики компаний, их партнеры, сотрудники самих Dell и EMC. Надо сказать, российский офис компании соблюдал «режим молчания» не только в процессе слияния, но и спустя несколько месяцев.

Некоторое представление о том, что происходит в компании, был призван дать визит Ангуса Хегарти, президента Dell EMC в странах Европы, Ближнего Востока и Африки (регион EMEA).

Ничего сенсационного, впрочем, Хегарти не сообщил. По его словам, с точки зрения бизнеса объединение прошло гладко. Продажи идут хорошо, темпы выше среднего по компании в регионе показывают поставки ПК, серверов и сетевого оборудования. В России, как добавил Щербаков, несмотря на кризис, оборот растет «быстрее, чем раньше», причем во всех сегментах, в которых работает компания. С каждым кварталом увеличивается доля рынка, занятая ее продукцией.

С местными заказчиками, по словам Хегарти, обсуждаются не вопросы объединения, а пути перехода к цифровой трансформации. У партнеров и вовсе нет вопросов, они практически автоматически (соответствующая дополнительная авторизация не составила трудностей) получили право на продажу всего спектра продукции Dell EMC и почти все этой возможностью воспользовались.

Такую радужную картину Хегарти объяснил рядом причин. Прежде всего тем, что продуктовые линейки компаний не пересекались, а значит, при объединении не пришлось чем-либо жертвовать. Партнерские каналы, напротив, были и раньше общими на 90%, поэтому усиления внутренней конкуренции практически не произошло. Тем более что раньше EMC (и соответственно ее партнеры) концентрировалась на крупнейших заказчиках, а Dell (и партнеры), кроме того, на мелких и средних (работая и на рынке конечных пользователей, например в сегменте игровых ПК).

Ну и, наконец, отметил он, компании и до объединения были друг другу не чужие — еще в октябре 2001 года они образовали альянс в области систем хранения, так что опыт тесного взаимодействия у менеджеров Dell и EMC накоплен немалый.

Санкции на бизнес в России большого влияния не оказали, потому что компания имеет российский центр разработки и, следовательно, создаваемые с его участием продукты можно считать отечественными.

Есть проблемы с развитием бизнеса, связанного с продуктами Pivotal, SecureWorks и VirtuStream, поскольку эти компании в России не представлены должным образом, а из европейских офисов развивать продажи получается не очень хорошо, но Хегарти заверил, что работает над этой проблемой.

А что касается двоевластия в российском офисе, то, по словам Хегарти, оно в нынешней компании — дело обычное, по крайней мере в EMEA. Подобный расклад у Dell EMC в Израиле, в ряде европейских стран, в том числе в Германии, Великобритании, Франции. Но на региональном уровне такое, похоже, не практикуется, и в EMEA Хегарти руководит единолично.


Теги: Сергей Карпов Борис Щербаков Dell EMC
На ту же тему: